Category: история

Kitsune

О генеалогии некоторых курдов

Умоляю, пришлите мне последние романы Вальтера Скотта. Как они называются? Кто их герои? Я читаю его старые вещи по крайней мере раз в день, по часу и более. […] Что представляет из себя «Айвенго»? Как звучит название другого романа? Их действительно два? Умоляю, заставьте его писать две книги в год, не меньше. Я не знаю лучшего чтения.
[…]
Я все романы Вальтера Скотта читал не менее пятидесяти раз…


Дж. Г. Байрон в письме к издателю, 1 марта 1820 года


Ему стало казаться, что лукавый воплотился в образ этого воина и старается смутить его. Как христианин и богомолец он должен был бы думать о покаянии и грехах, а над его ухом беспрерывно звучала восточная песня, в которой говорилось о счастье, любви и земных радостях. Он не мог больше бороться с собой и с негодованием обратился к сарацину с просьбой прекратить пение.
– Сарацин, – сказал серьезно сэр Кеннет, – хотя ты и придерживаешься своей ложной веры и, как слепец, не видишь света истины, но ведь ты должен понимать, что есть места на земле, где могущество злобного духа, простирающееся на человека, сильнее. Я не стану объяснять тебе, по какой причине эти ущелья, по которым мы проезжаем, эти мрачные пещеры, темные своды которых будто ведут из пропасти в пропасть, стали обиталищем сатаны и его ангелов, но скажу тебе, что святые отцы и мудрейшие люди, которым опасности этих мест известны, предостерегали меня. Поэтому, сарацин, умерь твое излишнее и неуместное веселье, устреми помыслы свои к более возвышенным предметам, хотя грустно, что лучшие твои мысли не больше как хула и грех.
Collapse )
Вальтер Скотт, "Талисман, или Ричард Львиное Сердце в Палестине", III
Featherhead

Под Кандагаром было круче

Один мальчик, сев в кресло в парикмахерской, оказался спиной к телевизору. Мальчик вспомнил каррикатуру, где из телевизора через край уныло хлещется дерьмо, а перед ним на диване располагаются обыватели, с унитазами вместо голов.
Вспомнил, и ощутил всю неточность этого образа: телевизор напоминал скорее снайперский говномёт, прицельно расстреливавший его целыми очередями. Расстрел производился в затылок, что заставило мальчика вспомнить о методах НКВД: ещё каких-то 80 лет назад человек имел возможность сохранить свои убеждения до конца жизни, а теперь его будут расстреливать до тех пор, пока все его убеждения не будут вытеснены телевизионным дерьмом. И после того, как они будут вытеснены - его всё равно продолжат расстреливать.

Collapse )
Doll

Про посох, жезл и ещё 2 трости

Засим к губернатору явились два старика; одному из них трость заменяла посох, другой же, совсем без посоха, повел такую речь:
– Сеньор! Я дал взаймы этому человеку десять золотых – я хотел уважить покорнейшую его просьбу, с условием, однако ж, что он мне их возвратит по первому требованию. Время идет, а я у него долга не требую: боюсь поставить его этим в еще более затруднительное положение, нежели в каком он находился, когда у меня занимал; наконец вижу, что он и не собирается платить долг, ну и стал ему напоминать, а он мало того что не возвращает, но еще и отпирается, говорит, будто никогда я ему этих десяти эскудо взаймы не давал, а если, дескать, и был такой случай, то он мне их давным давно возвратил. У меня нет свидетелей ни займа, ни отдачи, да и не думал он отдавать мне долг. Нельзя ли, ваша милость, привести его к присяге, и вот если он и под присягой скажет, что отдал мне деньги, то я его прощу немедленно, вот здесь, перед лицом господа бога.
– Что ты на это скажешь, старикан с посохом? – спросил Санчо.
Старик же ему ответил так:
– Сеньор! Я признаю, что он дал мне взаймы эту сумму, – опустите жезл, ваша милость, пониже. И коли он полагается на мою клятву, то я клянусь в том, что воистину и вправду возвратил и уплатил ему долг.

Collapse )

Collapse )

Collapse )